February 4, 2018

December 26, 2017

Please reload

Недавние статьи

дети без райка

 

 

В пятницу 30 июня, театральное кафе «Дети райка» закрылось навсегда. 

 

Дома у меня есть сувенир из «Детей райка» – ручка от двери туалета, варварски кем-то утопленная в раковине. Я забрала ее «на память», но не могла знать, что она станет артефактом в столь короткий срок.

 

Мне очень нравились расписные наличники, афиши и гардероб, напоминавшие не менее горячо любимую «Мастерскую», трогательный вид деревянных театральных сидений, стоявших прямо на улице.


Впервые меня привела туда подруга вскоре после открытия. Я еще училась в школе, а она – в «Мерзляковке», неподалеку. На стену проецировали немое кино, играл тапер. «Райки» моментально стали нашим новым местом силы. Тогда это было естественным – проводить много времени в кафе. Как-то мы шли из «Райков» в «Жан-жак» напротив, и за это время стало известно об убийстве Немцова. Как событие такого масштаба могло случиться за каких-то 300 метров? 

В «райки» мы приходили, если «Ночь кино» была скучна: вести разговоры, дожидаясь открытия метро, выпивать и играть в «Шляпу». Все близко, очень естественно и как бы само собой – «Райки» как часть личного пространства. Всегда можно было прийти и встретить кого-нибудь. Там я впервые видела трезвого Ефремова и краснела за всех, когда мой друг перебрасывался «любезностями» с Гай Германикой (ей-богу, чуть не подрались!). Засыпала, все время боролась со сном, и схлопотала гипертонический криз, влив в себя слишком много «греческого» кофе.


Официанты, бармены родные! Руслан перешел в «Пекарню Мишеля», Катя родила, Андрей позвал на свидание… 

 

Будучи студенткой театроведческого факультета ГИТИС, там я прогуливала, обедала и писала курсовые. Однажды даже пришла, можно сказать, из профессионального интереса – на читку сорокинской «Теллурии» актерами новоиспеченного «Электротеатра».

Подруга как-то обнаружила на «Афише» мой отзыв, вдохновленный пенкой раевского капучино. Примечательно, что это мой единственный отзыв, и до тех пор я о нем не помнила.

Известие о закрытии – как смерть старого друга, с которым вас давно развела судьба, но вам было приятно думать, что он где-то есть, и у него все хорошо, с которым при встрече вы бы обнялись и помолчали… 6 лет прекрасной крепкой дружбы, эпоха! «Райки», покойтесь с миром!

Это произошло не внезапно: неудачи преследовали заведение уже какое-то время. Постоянные посетители и просто прохожие не могли этого не заметить – то к кафе нельзя подъехать, то все окна завешены черным изнутри из-за потопа, а вот уже я читаю, что их лишают вывески, затем алкогольной лицензии... По этому случаю объявление на двери: «можно со своим алкоголем». Звоню сообщить об этом друзьям. 

 

Еще одно объявление: «временно не принимаем карты». Ничего, банкомат неподалеку, бегу туда. К кассе, у которой тусуются официанты, подхожу сама, иначе счета не дождаться. Однажды теплым майским днем мы шумно просидели в «райках» несколько часов за хозяйским «королевским» столом, чуть ли не единственные посетители, а потом пошли гулять, и только на подходе к кропоткинской поняли, что не заплатили. Вернулись, а нас не только не спохватились, но и поверили не сразу. Показательная ситуация.

 

 

 Все, что привлекло меня в этом кафе изначально, со временем ушло в небытие: перевернутые синие бутылки-плафоны, нависающие над столиками, низкие цены, вид из окна (спасибо «моей улице»). Плейлист не менялся годами, что доставляло немалые страдания тем, кто заходил ежедневно. Проблемы росли и множились, но вместе с ними, почему-то, росла и любовь.

 

Заходили в «райки» по поводу и без – прийти в себя, переждать, отпраздновать... Все оригинальные идеи, связанные с днями рождения, разбивались, в конечном счете, об эту неизбежность.

 

Расположение, правильный уровень шума и естественное освещение делали это место идеальным работы днем, а теплый ламповый свет и джазовая гармония в исполнении какого-нибудь приятного старичка-пианиста, создавали уют и хорошее настроение вечером. Отдельно следует сказать о персонале, практически неизменном, но отнюдь не безликом. Самым ценным в «райках» было ощущение стабильности и дома.

 

Когда я вела туда родителей, то очень переживала, как если бы от этого что-то зависело. Может, это и был своеобразный индикатор, по которому можно было отделить «своих» от «чужих». Если понравится – все в порядке. Как же теперь?

 

 

 

Share on Facebook
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square