February 4, 2018

December 26, 2017

Please reload

Недавние статьи

уехать невозможно остаться

 

Стакан наполовину полон или наполовину пуст? Моя родная Украина дарит миру огромное количество талантов или же находится в постоянном процессе «утечки» кадров? Как ни сформулируй, а национальная культура несет убытки. Ситуация эта закономерна, первопричины ее до боли банальны.

 

Возможно ли, чтобы работа в сфере театрального искусства (ключевое слово искусство, торговля со сцены звездами сериалов и адскими комедиями положений не в счет) приносила достойную прибыль? Достойную – т.е. адекватную тому титаническому труду, который инвестируется в творческий процесс. Украине, к сожалению, до этого далеко как минимум потому, что в силу разных факторов невысок уровень зрительской культуры, очень малое в масштабах страны количество людей способно оценить реальную художественную ценность спектакля и выложить за билет неусловную сумму денег. И переломить такой расклад удастся только с течением времени.

 

Меценатство у нас в зачаточном состоянии, европейское культурное донорство в контексте данного разговора вынесем за скобки – все-таки это не есть украинский театральный процесс в чистом виде. Остаются национальные гранты, хотя на их суммы, кажется, не сделать чего-то по-настоящему масштабного. Масштабного в прямом понимании, т.е. не только по уровню мысли и художественного языка, но и по возможности создать спектакль большой формы, провести широкую PR-кампанию, показать работу в других городах.

 

При таком раскладе на помощь, по идее, должно было бы прийти государство, признав искусство важным фактором процесса nation-building (актуального сегодня для Украины как никогда за 25 лет независимости). Но нет, эта сфера продолжает финансироваться по остаточному принципу, и тут я точно знаю, о чем говорю / пишу. Работая в государственном театре под руководством амбициозного талантливого главрежа, тем не менее, частенько сталкиваюсь с вынужденными творческими компромиссами, неполноценно реализованными замыслами, отклоненными предложениями etc. А всё потому, что «планово-убыточное предприятие» (т.е. на уровне уставных документов вроде как признано: театральная деятельность не должна быть прибыльной) обязывают на собственные кровно заработанные деньги не только ставить спектакли, ездить на фестивали, но и содержать здание, оплачивать коммунальные услуги. По крайней мере, так «принято» в моем – нестоличном, без статуса «национальный» – театре, коих большинство.

 

Вот и перекочевывает все экспериментальное–прогрессивное–авангардное на малые сцены гостеатров и в театры приватные, которые сами зачастую работают в небольших залах либо вовсе висят в воздухе. Как следствие, Украине катастрофически не хватает событий, что становились бы достоянием не только театралов, но и обретали бы резонанс в медиапространстве, привлекали бы внимание более широкого круга образованной, креативной, прогрессивно мыслящей аудитории, делались бы, в хорошем смысле слова, трендовыми.

 

Как быть в сложившейся ситуации масштабному художнику, которому тесно в этих рамках? Все очень «просто»: остаться либо уехать. Осознать себя «гражданином-поэтом» (т.е. гражданином в первую очередь) и вкладываться в культурный контекст родного государства, тратя часть сил на борьбу с архисложными реалиями, либо сделать выбор исключительно в пользу своего таланта, рискуя национальной самоидентификацией. Решение всегда за человеком, оба пути имеют право на существование и могут быть успешными – тому есть примеры в украинском театре.

 

Андрий Жолдак. Однозначно самый известный за пределами страны режиссер из Украины. С его спектаклями, поставленными в 2002-2005 гг., связан период расцвета (участие в престижных фестивалях, признание на европейском уровне) одного из знаковых гостеатров Украины – Харьковского театра им. Шевченко. Скандалист и радикалист Жолдак, эмигрировавший более 10 лет назад, до сих пор остается иконой «продвинутых» театралов и ночным кошмаром блюстителей морали.

 

На мой взгляд, Андрий Валерьевич тесно связан с Украиной: здесь он родился, получил первое режиссерское образование (в Киевском университете театра, кино и телевидения). Здесь он сделал себе имя (во многом благодаря феноменальной трудоспособности и сговорчивости актеров-шевченковцев), здесь снискал шумную славу («выходки» Жолдака обсуждались повсеместно, и даже я, будучи в то время далеким от театра 11-летним дитям, знала о его существовании). А потом режиссер просто перерос свою родину и покинул ее. При этом, если можно так сформулировать, они много сделали друг для друга и остались в расчете.

 

Только вот возникает вопрос: а можем ли мы и теперь считать, что #жолдакнаш? Можем ли записывать его новые успехи на свой счет? Можем ли с уверенностью называть его украинским режиссером? Что сегодня в его творческой деятельности остается от Украины, кроме специфического произношения имени, на котором он настаивает? Андрий Валерьевич не работает с нашими авторами, в его спектаклях не проступают черты национального театра, а на премьеры к нему мне приходится ездить за рубеж, потому как ко мне он не приезжает даже с гастролями. (Впрочем, строчки «Заслуженный деятель искусств Украины» из профайла Жолдака на сайте Золотой маски не вычеркнешь).

 

Еще один Заслуженный деятель искусств Украины родился в Бурятии, окончил Киевский политех, потом еще аспирантуру при нем, и только 12 лет спустя, в 2002-ом, Российский институт театрального искусства «ГИТИС» (курс Бориса Юхананова). Но известен всем Влад Троицкий как украинский режиссер и продюсер. В 1994 году он построил в Киеве свой театральный дом, Центр современного искусства «Дах». В этом камерном пространстве на пересечении творческих методов многих художников (в том числе еще одного «неприкаянного» украинца Клима) сформировался собственный почерк Троицкого, выкристаллизовалась его главная тема – стремление осмыслить метафизическую суть Украины.

 

Режиссер проводит эту тему через всю карьеру, начиная от цикла «Украина мистическая» по драматургии У. Шекспира (2004-2006 гг.), в котором работает с мелосом как наиболее концентрированным высказыванием нации о себе; через несколько версий постановки «Эдип. Собачья будка» (2010, 2014 гг.), где физически помещает зрителей в ситуацию несвободы, заставив смотреть полспектакля из клетки; и до цикла «Новая опера», в котором «размышляет сердцем» о переломных событиях, разворачивающихся в стране сегодня.

 

Владислав Юрьевич активно возит свои украинские постановки на зарубежные гастроли, работает по приглашению во многих театрах Европы. Однако стоит заметить, что одного только театрального искусства ему мало. Троицкий также является автором и продюсером музыкальных групп «ДахаБраха» и «Dakh Daughters», гораздо более известных за пределами Украины, нежели у себя на родине. С 2007 г. проводит самый масштабный в стране мультикультурный фестиваль «ГОГОЛЬFEST». И все это (внимание!) своими собственными силами, финансовыми в том числе. Кажется, максимум, что может делать государство для такого уникального человека – просто не мешать ему. Хотя и тут не всегда все обстояло (обстоит?) гладко, Троицкий не намерен выводить свои творческие активы из ставшей ему родной Украины.

 

Сделать выбор хоть и непросто, но хорошо, что такая возможность есть. У всех и всего. У государства – в том числе.

 

Share on Facebook
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square