February 4, 2018

December 26, 2017

Please reload

Недавние статьи

Announcement: Addiction! Addiction!

 

 

Жираф исследует типы современных зависимостей человека. Почему визуально-виртуальная реальность интересней настоящей? Способны ли они обмениваться формой? Существует ли одна в изоляции от другой? Есть ли у реальности содержание? И в какой точке соприкосновения этих реальностей находится человек? 

 

 

Announcement: Addiction! Addiction!

 

Пролог

 

У меня любимый поэт Иосиф Бродский. Никого этим не удивишь, но удивлять я не собиралась и вообще не в этом делo. Так вот, у моего любимого поэта есть очень знаменитое стихотворение «Не выходи из комнаты». И опять-таки, дело не в том, что оно известно, а в том, что последние семь лет своей жизни я усердно претворяла его советы в жизнь. Я не совершала ошибки и забаррикадировалась шкафом от хроноса, эроса и вируса. Очень удачно спряталась, так удачно, что потом чуть сама себя не потеряла. Не знаю, что мой любимый поэт хотел на самом деле сказать этим стихотворением – может, ему было очень плохо, может, он злорадствовал, а может, просто играл словами. Это неважно, важно другое – я поверила, что можно не выходить из комнаты. И комната меня проглотила.

 

1.

Только в уборную - и сразу же возвращайся.

И. Бродский

 

 

Я неизбежно начинаю сама себе противоречить – Бог с ним! – но, если бы дело было только в комнате, это была бы еще не беда. Беда была в том, что я слилась со столом, на котором стоит мой большой стационарный компьютер. Выясняла отношения, ссорилась, болтала сама с собой, болтала с подругами, ела, читала, работала, смотрела фильмы и сериалы – вся жизнь проходила за столом и экраном. И жизнь по ту сторону (экрана?) становилась моей реальной жизнью – посмотрев сериал, я уже чувствовала, что прошла через те же отношения, которые прошли главные герои. И это вовсе не было рефлексией на произведение искусства или что-то в этом роде – это было абсолютно физиологическое ощущение, что и я переспала с десятью одинаковыми мужчинами, подожгла Парламент Англии, я вышла замуж, я написала два романа, я купила черепашку... И постепенно я стала бояться любого действия, которое хоть как-то соответствовало реальности. Даже мастурбировать было страшно; лучше посмотреть не очень качественную мыльную оперу  -  удовлетворение приходило чаще, чем мой хороший вкус предполагал. Нужно довести глаза до состояния кровавого месива, вытравить любую мысль из головы. Потому что главное – не допустить тишины, потому что тишина - это самое страшное, что может со мной случиться.

 

 

[ потому что тишина это самое страшное, что может со мной случиться.]

[ потому что тишина это самое страшное, что может со мной случиться.]

 

 

Во время тишины я вдруг начинаю понимать, что голова похожа на мусорный бак, что уже не могу спокойно и внимательно читать книгу, что не способна хотя бы на час полноценно сосредоточиться на одном деле. И самое главное, что уже совсем ничего не хочу, потому что все мои мечты, к примеру, стать певицей или получить Нобелевскую Премию по литературе, встретить Эдриана Броуди в Париже – все это уже тысячу раз прокручено в моей голове и какой смысл что-то делать в реальности, если все это уже произошло! И я продолжала добросовестно прокручивать свою никогда не заканчивающуюся фейсбучную хронику, уже не смотря туда, не читая. Или, в самом лучшем случае, слушала подряд 5-10 лекций и политических программ. Не так уж и важно, о чем они, потому что и их я перестаю слышать. Задача остается все той же – ни в коем случае не допустить тишины. Тишина заставит размышлять.

 

 

 

 

2.

Ничего не снилось.

Н. Берберова.

 

 

Известный врач, ученый и философ, Андрей Курпатов в одной из своих лекций говорил, что ситуация в мире с современными технологиями привела к тому, что люди перестали всерьез думать и всерьез обсуждать какие-то экзистенциальные проблемы, перестали томиться «хайдеггеровской скукой». И когда я услышала это, я кое-что вспомнила.

Однажды, я перечитывала мемуары известной русской эмигрантки Нины Берберовой и дошла до страниц, где она описывает самые мучительные месяцы своей жизни. «Я исходила все Кривоколенные и другие переулки, я иногда долго смотрела в сумерках в окна чужих домов. Какая-то странная сила сковывала меня, я была в пустоте. Мне даже не очень хотелось выходить из нее. Я была слишком молода, чтобы понять, что случилось: когда я вышла в жизнь, все оказалось не то». И вот тут поймала себя на мысли, что готова отдать все, что угодно, только бы испытать эту пустоту. Эта пустота не так уж и пуста – она наполнена чувством. Моя же пустота наполнена потреблением. У меня нет даже воли и силы ходить по переулкам, ведь для этого нужно покинуть свою комнату, а значит, и лишиться своего экрана. Конечно, последние года два экран всегда со мной, и сбивая ноги в тех же переулках, моя голова может быть так же безвольно наклонена, а пальцы будут беспорядочно извиваться на IPADe. И ничего не будет сниться. И когда я все-таки смогу оторваться ненадолго от компьютера, мне останется только, включив какую-нибудь слащавую музыку, взять невидимую руку и положить голову на не менее невидимую грудь и тихонько вальсировать. Потому что слишком сложно взять настоящую руку и прислониться к настоящей груди. Их же еще нужно найти. Нет, лучше клонировать людей у себя в воображении – так проще.

Не надо совершать ошибку.

 

 

Share on Facebook
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square