February 4, 2018

December 26, 2017

Please reload

Недавние статьи

без ты не познать я

 

 

 

 

 

 

До 26 апреля в Москве можно наблюдать настоящее художественное событие: Электротеатр Станиславский привез выставку  «Пять истин» одного из ведущих мировых режиссеров -  Кэти Митчелл. В день ее открытия, 26 января, состоялась пресс-конференция, на которой куратор московской части проекта Ирина Токарева, театровед Анна Ильдатова и старший куратор отдела театра и перформанса музея Виктории и Альберта в Лондоне и идейный вдохновитель выставки Кейт Бэйли рассказали о жизни «Пяти истин» в Москве. 

 

Воссоздание выставки, родившейся в 2011 году, произошло в том числе силами российских техников: черный куб не был привезен из Англии, выставка долго готовилась технически и концептуально. Все это для того, чтобы произошел не просто перенос явления, а возрождение его в стране, где Кэти Митчелл двадцать семь лет назад училась у Анатолия Васильева и Льва Додина и, по ее переданным словам, проведенное в России время дало ей много знаний о том, «как создавать театральные работы точно, со всей серьезностью и глубиной». 

 

«Только сейчас есть ощущение, что выставка оказалась дома» - говорит Кейт Бэйли. Ей уже неоднократно предлагали привезти «Пять истин» в Москву, и она отмечает: «Для того, чтобы как куратору понять, какую лучше выбрать галерею, я изучала много материала, в том числе, и о Станиславском, но не получалось поместить ее в тот же театральный контекст, который есть в музее в Лондоне. Поэтому идея привезти ее в театральное пространство мне показалась особенной». Читайте интервью Кейт Бэйли на страницах GIRAFFEE.

 

 

 

«Впервые в столице театральное фойе принимает у себя художественную выставку такого типа», - отметила Ирина Токарева. И в самом Электротеатре уже проходили кинопоказы, лекции и мастер-классы, и даже фото-выставки и фото-инсталляции, но такой крупный театральный проект - впервые. 

 

Анна Ильдатова рассказала о развитии темы сумасшествия Офелии в режиссуре Кэти Митчелл. «Пять истин» - кино-инсталляцию, в которой ведется исследование пяти методов крупнейших режиссеров XX века - режиссер создала в 2011 году, а в 2016 в Берлине на сцене Шаубюне вышла новая работа Митчелл «Комната Офелии». С тем же большим черным кубом, с тем же художественным осмыслением воды - но уже, вероятно, в ее авторском методе. 

 

О том, что же из себя представляет мультимедийная выставка британского режиссера  размышляет наш автор Анастасия Паукер, выпускница театроведческого факультета, исследовавшая творчество Кэти Митчелл в дипломной работе «Кэти Митчелл. Мультимедиа в театре»:

 

 

Кэти Митчелл всегда находится на стыке. При внешнем английском покое образов ее театр — это зона риска. Она всегда на границе, всегда на пороге. В ее работах театр сталкивается с кино, старая психологическая правда — с новой мультимедийной достоверностью, школа — с экспериментом, известные сюжеты — с новыми ракурсами, смещающими главных героев и выводящими второстепенных персонажей на передний план. Театр как монтажная склейка. Как самостоятельный кадр, необратимо связанный с кадром следующим. 

 

Выставка «Пять истин» — тот же стык, ее очередная склейка. Это актриса в одной роли, существующая в пяти режиссерских методах, на десяти экранах. Сцену безумия Офелии Мишель Терри играет как актриса Станиславского, Брехта, Гротовского, Брука или Арто. Но взятая в плен Кэти Митчелл.

 

Митчелл не составляет учебник. По ее зарисовкам не изучить в отдельности методы пятерых столпов театра XX века. Ее мысль слишком полигамна. Образ каждого из режиссерских методов рождается только из его мистического соседства с остальными. Ее работа — сложный комплекс ракурсов и планов, ее секунда вмещает больше двадцати четырех кадров. Без «ты» не познать «я», без Станиславкого не познать Арто, без кино сегодня не познать театр — убеждает Митчелл. 

 

Отснятые для этой выставки ролики уже пять лет как можно посмотреть в интернете. Посмотреть можно. И не проникнуться ими тоже можно. Кэти Митчелл знает, что отснятое ей на сцене кино перестает существовать вне спектакля. Ее «Пять истин» перестают существовать вне выставки. Вернее, они есть как занимательное пособие. Как опыт близкий к трансцендентному они существуют только в черной комнате с десятью экранами. Безумие Офелии становится безумием, когда в него погружаются пять раз, когда нечеловеческие вопли сочетаются с размеренным и отчужденным исполнением зонга. Когда утопиться в одном водоеме можно одновременно пятью разными способами.

 

Это то, как бы Станиславский, Арто, Брехт, Гротовский и Брук снимали кино про Офелию? Или как бы они ставили про нее спектакль? А может, это этюды, которые студентка Кэти Митчелл сдавала бы каждому из великих, будь они ее мастерами? Или же попытка через десять экранов пробиться к совокупному опыту, находящемуся где-то за пределами привычной досягаемости? Да это все что угодно. Это система зеркал, которая никогда не отразит реальности, но сможет коснуться зоны пересечения сразу нескольких истин.

 

Share on Facebook
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square