February 4, 2018

December 26, 2017

Please reload

Недавние статьи

это художник остается-это художник уезжает

 

[Что происходит]

Пост-реальность, «разделенная» на виртуальную и физическую, ставит новые эксперименты над человеком. Виртуальное существование за последнее десятилетие переформатировало логику жизни и установило новые рамки личного и общественного.  Пространство, распадающееся на миллионы частей от разных концепций, формулируется в искусстве неохотно, неоднородно, тяготея к обратному распаду, абсурду, деформации. Художник, включенный в этот процесс, обречен на постоянные поиски сути внутри совершенно разных структур бытия, обречен на вечное движение, потому что найденный ответ стремительно устаревает и, вследствие этого,  перерождается  в симулякр, пародию на себя самого.

 

[Когда происходит]

Категория «время» ускоренно сжимается от натиска информации, новый день - всегда новый период творчества, новая мысль - через минуту старая и заезженная, новая точка зрения - назавтра банальна, общее место, фальшивка.

 

Самым значительным критерием развития современного художника остается «растиражированность» [Нужно успеть стать трендом, то есть чем большее количество людей получит копию твоего творения, тем ты лучше. Тираж и узнаваемость - это критерии,  преодолевшие  идеи  Энди Уорхола и ставшие основными манипуляторами мнений не только большинства, но и весьма искушенной аудитории.]

 

[Где происходит]

Произведение неполноценно, несостоятельно, если не запечатлено на камеру и не публикуется в СМИ и социальных сетях. Важен не только живой зритель, необходим, а порой и достаточен ажиотаж в комментариях, виртуальные отзывы и одобрения. Благодаря современному  виртуальному контексту и тиражу авангардное, маргинальное, непонятное стремительно становится популярным, смешивается с глянцевыми трендами и перерабатывается в ясный тезис. В сущности, времени разделения на искусство для меньшинства и большинства больше  не остается, стадия дегуманизации пройдена, все компоненты авангарда и консервативности, внятности и невнятности, утонченного и пошлого, старого и нового раздроблены до атомов и непроизвольно соединены внутри каждого произведения, каким бы издалека отчетливым  оно не представлялось.

 

[В чем разница]

Несоответствие соединяемых объектов,  разница в фактуре, возрасте, цвете, механизмах возникновения - все атрибуты пост-реальности  изначально заложены в произведении, и не важно, рефлексировал ли автор заранее над их появлением, или нет. На этом уровне не существует разницы между, например, работами Пригова, в которых художник исследует возможность соседства несоединимых культурных кодов внутри одной композиции, и спектаклем, допустим, Малого театра.

Представим мизансцену, на первый взгляд удовлетворяющую самому консервативному эстетическому запросу (никто ни на каких уровнях намеренно не провоцирует восприятие зрителя, а режиссерская концепция может отсутствовать).  При ближайшем рассмотрении оказывается, что взаимодействие  80-летнего народного артиста и недавнего выпускника театрального института , не принадлежащих к одному социальному и эстетическому контексту, использующих в жизни совершенно разные способы общения с реальностью, ничем не объединенные, помимо ситуации спектакля, воспринимаются как коллаж из несочетаемых элементов, созданный автором, который предпочитает эту несовместимость просто игнорировать.

 

[Кто меня видит]

Двадцатый век оставил в наследство культуру внутренней эмиграции: уехать невозможно,  оставаться - невыносимо. Развитые механизмы молчания, покорности, двойной жизни, лицемерия, принцип «одни слова для кухонь, другие - для улиц» - атрибуты существования советского человека- не исчезли в одночасье, переждали девяностые и начало нулевых, а теперь заново воплощаются в интернет-реальности человека, где под чужим именем и чужой фотографией можно безнаказанно с лихвой остудить гневный пыл на вопиюще-циничную несправедливость жизни, найти виноватых, а назавтра повторить процесс. Аудитория диссидентов, инакомыслящих ненавистников режима, полвека назад состояла из плоти и крови: дворники с докторскими степенями по философии, студенты, тайно читающие самиздаты Солженицына, записи процесса над Бродским, романы Камю, запрещенных поэтов и других, а также немногочисленная  гуманитарная интеллигенция. Официальная цензура была поводом для художников, режиссеров, музыкантов, к поиску метафор, особенного секретного языка искусства, обращаясь к которому, человек обретал бы заветную свободу и понимал: он не один.

Теперь все иначе. Аудитория широка и разномастна, цензуры будто бы нет,  границ для получения информации не существует.

Общий контекст, создающийся за счет виртуального тиража, сформировал пространство, эмиграция из которого фактически невозможна. Одна и та же новостная лента откроется в браузере вне зависимости от географической локации. Однако каждый день разные голоса на разный манер все равно повторяют или подразумевают: «пора валить».

 

 

[Зачем бежать]

«Пора валить» - тренд, не предполагающий заявленного действия. Преобразованная в пост на фэйсбуке реакция на циничную несправедливость пространства. Никто не двигается с места, потому что противоречия, несправедливость и столетиями накопленный поистине инфернальный цинизм  приходящих и уходящих чиновников держат сильнее даже инстинкта самосохранения. Уезжая отсюда, художник рискует лишиться одной из самых главных мотиваций к творчеству. Трагедия русской жизни и несправедливость контекста нужны ему значительно больше, чем сам художник этому пространству. Эмиграция в современном мире не воспринимается так болезненно, тысячи переезжают от места к месту без особенных страданий, однако «уехать из России» - всегда больше и сложнее, чем просто перемещение. Уехать отсюда - жест, поступок, демонстрация, перформанс, самый отчаянный шаг. Остаться - претерпевать высшие степени отвращения к окружающему социальному контексту.

 

Виртуальное пространство мгновенно преобразует в тираж  любое действие художника - будь то искренний протест, высказывание, самопожертвование или расчетливый пиар-ход, нацеленный лишь на превращение неизвестного в знаменитое.

 

[Лайк-коммент-репост]

 

 

 

 

 

Share on Facebook
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square