February 4, 2018

December 26, 2017

Please reload

Недавние статьи

Дмитрий Брусникин: Практика быть человеком.

 

 

 

В своё время композитора Сергея Танеева называли «музыкальной совестью Москвы». Cуществуй подобные неформальные титулы сегодня, для меня «театральной совестью Москвы» был бы именно он – Дмитрий Владимирович Брусникин.

 

Вживлять эксперимент в лоно традиции всегда непросто, особенно в тот период, когда «вечное противостояние» авангарда и консерватизма у нас нередко вытесняет борьба поверхностности и сволочизма. А Дмитрия Владимировича нельзя назвать ни «адептом принципиальной без-историчности» (так выдающийся немецкий музыковед Карл Дальхауз определял «главных врагов авангарда»), ни уж подавно консерватором. На вступительном прослушивании нынешних младших «брусникинцев», где мне довелось присутствовать, некий дополнительный бонус абитуриенту мог дать выбор в качестве экзаменационного отрывка текста Пригова или Курочкина.

 

Точно так же нельзя однозначно сказать, нельзя «разделить», ближе ли Дмитрию Владимировичу концепция «театра-дома» или мышление в проектной системе. Ну конечно же, его Мастерская – это дом, только не дом-крепость, а гостеприимное пространство с открытыми дверями и окнами. Посмотришь афишу – театр репертуарный. Увидишь спектакль – выяснится, театр «проектный», причём дело совсем не в том, что спектакли играются в разных местах от «Практики» и «Человека» до площади Сити или завода «Кристалл» (опять-таки, «поверхстностное» скакание по разным модным площадкам – это не про Дмитрия Владимировича), а в самом подходе к созданию каждого из них, к выбору партнёров Мастерской и способа взаимодействия. Каждый спектакль это и репертуар, и проект, и учебное задание одновременно. Пример – серия моноспектаклей «брусникинцев», возникшая (думаю, не по совпадению и не в качестве прямого следствия, но просто по причине его проницательности) после того, как одна из участниц труппы сказала в интервью, что в составе Мастерской она «пока представляет большую ценность, чем сама по себе».

 

При этом Дмитрий Владимирович не преодолевал границы или не жил, будто их не существует. В его творческом мире такого понятия, кажется, и правда не существовало – причём это происходило без какого-либо революционного пафоса, а самым естественным образом. Когда я предложил задействовать в одном проекте (будучи на нём консультантом) музыкантов «Студии новой музыки», Дмитрию Владимировичу очень понравилось само название ансамбля («Студия новой музыки. Новой музыки студия»– он любил «распробовать» то или иное выражение «на вкус», перекомбинируя в нём слова). Услышать такое словосочетание именно как безграничный сплав идеи новых ориентиров с понятием «студии», исторически мхатовским, мне кажется, было для него очень органичным.

 

Вероятно, поэтому Дмитрий Владимирович стал неким связующим звеном (едва ли не единственным) между последним советским и первыми постсоветскими поколениями, будучи в свои шестьдесят ещё не «живым классиком», но уже настоящим Учителем не только для своих студентов, но равно и для их молодых педагогов. Задуманный им спектакль младших «брусникинцев» по жизненным историям пожилых актёров это, опять-таки, не просто разовая акция, а лишь наиболее очевидное проявление описанного мировоззрения.

 

Едва ли не главные слова, которые ассоциируются у меня с Дмитрием Владимировичем – это линеарность, плавность. Мягкий, плавный, добрый голос; непоколебимое и одновременно поступательное движение вперёд во всём. Ты твёрдо знаешь, что следующий проект будет совершенно не похож на предыдущие, но все они вместе мыслятся не как разрозненные точки, а как непрерывная линия. Как-то он сказал, что нельзя после первых шагов останавливаться: «иначе смысла нет».

 

Последний раз мы говорили по телефону 23 июля. Он перенёс встречу на август. Я тогда не знал, почему; только показалось, что голос у него немного простуженный. «Всё в силе» - завершил он тот разговор.

Сил всем нам.

 

На фотографии инсталляция "Melancholia in Arcadia" Габриэля Лестера.

Share on Facebook
Please reload

Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square